кликните на картинку
Карта лагерей на январь 1944 года с указанием лагеря в Травниках
Гиммлер приветствует украинских охранников во время визита в Травники 19 июля 1942 г
Плакат, призывающий вступать в ряды СС
Служебное удостоверение травника Сергея (Егора)
Травники
Травники цугвахман и обер-вахман в акции уничтожения варшавского гетто

«Травники» - украинцы в охране фашистских концлагерей

«Нужные люди»

Глава СС Генрих Гиммлер в августе 1941 года посетил с инспекционной поездкой оккупированный Минск для проверки претворения в жизнь «нового европейского порядка». Пообщавшись с бригаденфюрером Артуром Небе, командиром айнзатцгруппы «В», о насущном, гостю предложили развлечься «по-тевтонски». Гиммлер никогда ранее не видел массовых казней – для дорогого гостя решили специально утром следующего дня устроить такое зрелище.

Утром парочка в присутствии генерала полиции фон дем Бах-Залевского выехали за город, где происходил массовый расстрел (в одном источнике говорится о сотне евреях, в другом о советских военнопленных, впрочем это не важно). По мере наполнения ямы трупами Гиммлеру стало плохо и его… вырвало! Бах-Залевский заметил это и сочувственно сказал, что расстрельная команда, эти палачи также потрясены этим зрелищем, мол, тяжёлая эта работа. «Посмотрите в глаза этих людей. У них уже нет нервов на всю оставшуюся жизнь. Мы выращиваем здесь невротиков и варваров!». Гиммлер обратился к палачам с патриотической речью, а командирам пообещал подумать о проблеме.

Проблема была решена двояко. Во-первых, в массовых убийствах стали применять газ, теперь палач не должен был стрелять непосредственно по своей жертве. Во-вторых, чтобы люди с ценной «арийской крови» всё-таки не портили свои нервы, для грязной работы можно было привлекать советских коллаборационистов. Впервые это продемонстрировали украинские «западенские» националисты, устроившие кровавую резню в захваченном Львове в 1941 году. Потом в массовых еврейских погромах отличились прибалты, желающие выслужиться перед новыми хозяевами.

Ход войны показал, что подразделения полиции из советских коллаборационистов могут использоваться и для расстрелов, и для охраны концлагерей. Правда, часто выходили накладочки… Например, 152-й «Schutzmannschaft-Bataillone» («Батальон вспомогательной полиции порядка»), состоявший из крымских татар, с января 1943 года охранял концлагерь, находящийся на территории совхоза «Красный», где за 2,5 года оккупации было уничтожено 8 тыс. жителей Крыма. Бывший военнопленных старший лейтенант Красной Армии В. Файнер вспоминал: «Издевательства над военнопленными… не имели предела. Добровольцы-татары вынуждали (какого-нибудь военнопленного) показывать на себя, что они евреи, затем… выдавали несчастного, за что получали 100 марок». На лицо явный непрофессионализм, граничащий с прямым обманом немцев.

Для охраны концлагерей всё-таки необходимы были коллаборационисты не только верные, надёжные, но и обученные конвоированию, стрельбе, вербовке информаторов и капо (надсмотрщики без оружия из заключённых). Кандидат должен был быть достаточно психически уравновешенным, чтобы не застрелиться в течении службы. И бережным. Ведь надо было не просто уничтожить заключённого - надо было получить с его смерти максимальную выгоду! Так, только из Освенцима за 6 недель в Германии было распределено 222269 мужских костюмов и комплектов белья, 192652 комплектов женской одежды, 99922 комплектов детской одежды. Ещё волосы шли на мягкие тапочки для экипажей подводных лодок, золотые зубы переплавляли в слитки и сдавали в Рейхсбанк на счет СС, стекла очков шли на новые очки для немцев. Это были очень нужные люди в системе немецкого «нового европейского порядка». Надо было воспитывать кадры…

«Кузница» элитной охраны из коллаборационистов

В дивном местечке Травники в 30 км от г. Люблина на территории бывшего сахарозавода приютилось специализированное заведение, которое обучало профессиональных надсмотрщиков из бывших граждан Советского союза, в основном украинцев, для охраны фашистских концлагерей. Контора называлась «Учебный лагерь СС Травники» (Ubungslager SS Travniki).

Восточных воспитанников, обученных ремеслу охранников, называли «травниками» (trawniki-maenner), «аскарами» (askari) (нем. Askari - солдаты вспомогательных колониальных войск Германской империи в конце ХIХ - начале XX веках) или «охранниками» (wachmanner) . Украинцы-«травники» именовались по-немецки «ukrainischen SS-Mannern».

Действовать лагерь начал с июля 1941 года первоначально как лагерь для советских военнопленных и гражданских лиц. Главой этого лагеря был гауптштурмфюрер СС (капитан) Герман Хёфле (Ho"fle). На июль 1941 года в лагере было 676 советских заключённых.

С сентября 1941 года и до июля 1944 года, до самого конца немецкой оккупации, лагерь стал использоваться как тренировочная база для охранников из советских коллаборационистов. К осени 1942 года остатки советских пленных умерли от голода, но уже с июня 1942 года до сентября 1943 года при тренировочном лагере был создан трудовой лагерь для евреев. Здесь евреи работали на благо немецкого оружия, неработоспособных быстренько отправляли в лагеря смерти. С сентября 1943 года трудовой лагерь в Травниках стал подлагерем (филиалом) при лагере смерти Майданек.

Итак, в сентябре 1941 года начался первый набор охранников-«травников» из советских военнопленных из самого лагеря. 27 октября начальником лагеря стал гауптштурмфюрер СС Карл Штрайбель (Streibel).

Организационно лагерь входил в Инспекторат концентрационных лагерей и охраны (Inspekteur der Konzentrationslager und Wachverbaende), подчиненный Рейсфюреру СС, того самого, которого вырвало от расстрела, а позже Инспекторат вошел в Главное административно-экономическое управление СС (SS-WVHA). Сами охранники не были полноправными эСэСовцами, а лишь состояли на службе СД и охраны немецких концлагерей «Мёртвая голова».

Тренировочный лагерь размещался в нескольких больших кирпичных одноэтажных зданиях. С сентября 1941 года по сентябрь 1942 года было натренировано около 2500 охранников, большинство из которых было советскими военнопленными. Они подписывались под обязательством: «Мы, военные заключённые, вступаем добровольно в германские отряды СС для защиты интересов Великой Германии».

Вскоре, однако, все остальные военнопленные, не ставшими прислуживать немцам, умерли от истощения, а в лагерь стали прибывать евреи. Тогда с осени 1942 года начался набор добровольцев для обучения нелёгкому ремеслу охранников.

Добровольцы были преимущественно молодыми украинцами и поступали преимущественно из западных областей Украины - Галиции, Волынской и Подольской областей, а также Люблина (тоже украинцы). В сентябре 1943 года группенфюрер СС Одило Глобочник (глава СС и полиции в Люблине) докладывал о 3700 охранниках-«травниках», натренированных в лагере. Однако имеется информация о более 4750 идентификационных номерах для охранников из лагеря Травники, выпущенных в это же время. Всего в 1941-1944 гг. было обучено 5082 «травников».

Кроме «украинеров-западенцев» добровольцами были русские, белорусы, прибалтийские и «туркестанские» добровольцы. По источнику в Травниках обучались ещё и граждане бывшей Югославии – словаки и хорваты. Во всяком случае, в 1943 году Глобочник получил разрешение от Гиммлера на набор русских. Хотя, опять же подчеркнём, что большинство были именно «украинерами». Для добровольцев, решивших верой и правдой послужить «новому европейскому порядку», присяга была наподобие эСэСовской, т.е. «сражались» они исключительно за благополучие Рейха, а не свои нации.

Крупным пополнением можно считать литовцев из расформированного 2-го литовского «Schutzmannschaft-Bataillone» («Батальон вспомогательной полиции порядка»). Часть полицейских этого батальона, после кровавых операция в Белоруссии в октябре 1941 года - марте 1942 года, прибыла на курсы охранников концлагерей в апреле 1942 года, другие же пожелали служить в районе Люблина, не проходя специального обучения.

Учебный лагерь состоял из двух батальонов под командованием немцев: унтерштурмфюрера СС (лейтенант) Willi Franz и оберштурмфюрера СС (обер-лейтенант) Johann Schwarzenbacher и унтер-офицерской школы. Курс подготовки охранника длился примерно полгода и включал в себя изучение методики конвоирования и охраны заключённых, физподготовку, стрельбу. «Травники» имели четыре звания wachman, oberwachman, zugwachman, rotenwachman. Знаки отличия были отличными от СС - чистый погон, одна, две, три лычки. Взводом командовал командир из «травников», а ротой уже немец, для надёжности.

Униформа у «ценных работников» была, правда, плоховата. Из допроса Николая Малагона (одного из «травников») от 18.03.1978: «Сначала мы носили нашу собственную одежду, потом нам дали бельгийскую форму, позже нам всем выдали специальную униформу: черный костюм - брюки и китель, черное пальто с серым воротником и манжетами, и черные пилотки. Мы также получили кокарды с черепом и перекрещенными костями».

Имеется в виду форма т.н. «общих СС» образца 1932 года - чёрные мундиры (под которыми носили рубашку с галстуком), которые перестали носить в 1938 году и перевели в раздел парадных. После начала войны от этой парадной чёрной формы вообще решено было избавиться, т.к. её, мол, «носили тыловые крысы». Ненужная форма пошла на обмундирования различных коллаборационистов, несущих полицейские функции. Для «травников» с неё спарывали немецкую символику, отделывали по воротнику и обшлагам светло-зелёным или светло-голубым кантом и прикладывали соответствующие званию погоны. Иногда их одевали в серую полевую форму СС.

В 1942 году лагерь в Травниках стал транзитным для евреев лагерем на их пути в лагеря смерти. «Травники»-охранники «набивали на этом руку» - они стали тренироваться в акциях переселения евреев из польских гетто и гетто, находящихся в западной части СССР, в польские лагеря смерти. В апреле 1942 года «травники» устроили «селекцию» в гетто «Пески» (6 миль от Травников) и эскортировали обречённых на смерть польских, немецких и австрийских евреев уже не способных работать в свой перевалочный лагерь в Травниках. Обречённых на смерть заперли в сарае на ночь – к утру умерло от удушья от 200 до 500 евреев. Их трупы для отчётности побросали в грузовики и отправили в Бельзец, также как и живых. В течении всего 1942 года нацисты в ходе операции «Рейнхард» ликвидировали еврейские гетто, евреев депортировали в лагеря смерти, при этом использовались «травники». Они отметились в гетто в Варшаве, Люблине, Львове, Радоме, Кракове, Белостоке, Честохове (Czestochowа).

Летом 1942 года при тренировочном лагере Травники был создан трудовой еврейский лагерь. Он был смежным с тренировочным, разделялись они лишь каменной стеной, которая окружала тренировочный лагерь, находящийся на территории бывшего сахарозавода. Небольшие группы евреев уничтожались с целью обучения новичков. Также в ходе депортаций и эскортирования немецкие инструктора требовали, чтобы новички-«травники» лично убивали одиночных евреев, т.е. их «связывали кровью». Что за «травник», лично не убивший жида!

Глобочник беспокоился о благополучии Рейха, поэтому он был бережливым хозяином. В Травниках за оградой тренировочного лагеря был устроен большой перевалочный склад одежды уже убитых евреев. Сказалась бережливость немцев. Эту одежду, с запашком, грязную, рваную, запачканную экскрементами, евреи снимали в лагерях уничтожения перед своей смертью. Оттуда её свозили грузовиками в склад при Травниках. В июне 1942 года из трудового лагеря Травники было отобрано специально 20-40 евреек для сортировки, мытья и починки этой одежды покойников.

9 октября 1942 года Гиммлер приказал ликвидировать все гетто и для большей эффективности перенести из них производство вместе с рабочими-евреями в трудовые лагеря. Осенью 1942 года производство в гетто Miedzyrzec-Podlaski было ликвидировано, а рабочие переведены в трудовой лагерь Травники. 8 февраля 1943 года Глобочник подписал контракт с Фрицем Эмилем (Fritz Emil) из компании «F. W. Schultz und Co». Фирма «Щульц и Со» производила матрацы, тюфяки и меховые изделия, а также ремонтировала ботинки и солдатскую униформу.

По проекту контракта «Щульц и Со» на производстве должно было бы быть 4000 евреев в меховом производстве и ещё 1500 в производстве щёток, которые должны были вместе с оборудованием поступить из варшавского гетто в Травники. Штрайбель был главным руководителем – он организовывал труд, распределял рабочую силу, получал за работу деньги (5 злотых за мужчину в день и 4 за женщину). Повседневно, однако, эту работу делал хауптшарфюрер СС (обер-фельдфебель войск СС) Франц Бартезко (Franz Bartezko) или его заместитель штурмшарфюрер СС (штабс-фельдфебель войск СС) Йозеф Напиралла (Josef Napieralla).

В начале СС посылами и угрозами набирали рабочих-евреев из варшавского гетто на предприятие «Щульц и Со» в Травники. Однако даже под угрозой быть убитыми на работы отправилось всего 448 евреев, которые были доставлены в транспорте 14 апреля. В ходе ликвидации гетто между 15 февраля и 30 апреля насильственно на 17 крупных ж/д и автотранспортах были доставлены: 2848 мужчин, 2397 женщин и 388 детей. На 1 мая в этом трудовом лагере было 5633 еврея. Ещё два крупных транспорта прибыли из Минского гетто после его ликвидации в ноябре 1943 года. Всего в концерне «Щульц и Со» в Травниках на май 1943 года работало 6000 евреев до ликвидации трудового лагеря в ноябре.

Для повышения производительности Бартезко поначалу инициировал относительно приличные условия существования в трудовом лагере в Травниках. Он допускал о нелегальной торговле едой и алкоголем, формирование евреями музыкальной группы и иногда даже игру в футбол!!! К зиме рабочим выдали тёплую одежду. Всё это способствовало, по мнению немцев, лучшей производительности и, соответственно, приближало победу Рейха.

Однако за попытку к бегству полагался расстрел на месте, трупы не убирались для устрашения в течение 24 часов. Воровавших сырьё или продукцию для немецких фирм пороли по 25 ударов плетью. Часто нарушителей переводили в другой трудовой лагерь в Dorohucza в двух милях от Травников. Там добывали торф, режим был намного хуже, кормили плохо.

В сентябре 1943 года с евреями было решено покончить окончательно. Травники стал подлагерем (филиалом) Майданека. 3 ноября 1943 года 6000 евреев из Травников и лагеря в Dorohucza как часть операции уничтожения евреев были убиты в Травниках. Потом убийства продолжались. Последними были отправлены в Майданек 40 евреек, которые были оставлены подметать бараки охранников, а также сортировать одежду убитых евреев. В мае 1944 года трудовой лагерь прекратил своё существование, остался только тренировочный лагерь. О количестве жертв в Травниках цифры разнятся: 6 тыс. убитых евреев, 8 тысяч евреев и 10 тыс. евреев. Однако, как говорилось выше, в самом начале в Травниках погибло ещё много советских военнопленных.

«Травники» тренировались в тренировочном лагере до июля 1944 года, когда советские войска подошли к Люблину. 23 июля советские войска освободили Травники – оставшиеся на тот момент около 1000 охранников в панике бежали. Они оказались не в состоянии противостоять обстрелянным войскам.

Работа «на выезде»

По окончанию курса «травники» распределялись по охране лагерей смерти Собибор, Хелмно, Майданек, Бельзец, Треблинка и концентрационных лагерей – Освенцим, Штуттхоф и других. Есть сведения, что украинцы SS-Mannern были замечены в Бухенвальде. География объектов говорит о том, что ценных «травников» использовали только на территории Западной Европы, в то время как в оккупированной части СССР для охраны многочисленных мелких лагерей использовались необученные охранным премудростям полицаи...

В каждый концлагерь прибывало примерно по 90-120 охранников «травников», т.е. рота. Остальные охранники были немцами из частей охраны концлагерей СС «Мёртвая голова», из полков которых создали печально известную дивизию войск СС «Мёртвая голова». Эти охранники были или уже негодными к службе на фронте в войсках СС, или ещё слишком молодыми - при достижении призывного возраста они отправлялись на фронт. Характерно, что немцы составляли лишь 1/4 часть от охраны. Ещё была нештатная внутренняя охрана из самих заключённых - «капо». Обычно, по возможности, в «капо» брали немцев-уголовников, хотя бывали и евреи. Им выдавали лишь дубинки. Были ещё староста лагеря, старосты блоков, мастера и другие мелкие служащие из заключённых. Вот такие у «травников» были «друзья».

Штат лагеря смерти Собибор, в котором по официальной версии было уничтожено 250 тыс. человек, составлял 20-30 людей из СС, многие из которых работали до этого в программе «Эвтаназия», и 90-120 охранников-украинцев «травников». Каждодневная «работа» была грязной – большинство прибывших евреев должны были сгинуть в газовых камерах. Под крики, выстрелы в воздух, побои и брань евреи бежали к «душевым» и полностью заполняли их. Малочисленность охраны сыграла с ними злую шутку 14 октября 1943 года – из Собибора произошёл удачный побег 300 евреев, было убито 11 эсэсовцев и нескольких украинских охранников.

По описанию немецкого офицера СС о «жизни» в лагере уничтожения Бельзец, который находился неподалеку от Люблина. «Трупы мокрые от пота и мочи, с ногами, запачканными экскрементами и кровью, выбрасываются наружу. Высоко в воздух подлетают детские тельца. Времени совсем нет. Плётки украинских надсмотрщиков подгоняют заключённых из похоронной команды. Две дюжины дантистов в поисках золотых коронок крюками открывают челюсти. Другие дантисты выламывают золотые зубы и коронки при помощи щипцов и молотков». Кстати, в августе 1942 впервые в этом лагере был использован газ «циклон-Б».

Согласно показаниям бывших узников: «...Ежедневно в лагерь поступало от десяти и более тысяч человек разного возраста на уничтожение. В один день число прибывших в Треблинку достигло 24000. В лагерь никого из посторонних не пускали, даже охрану «транспортов» оставляли за пределами лагеря. Вагоны с жертвами загонял к лагерной рампе специальный локомотив (по 20 вагонов одновременно). Там обреченных «встречала» лагерная команда эсэсовцев, которая насчитывала более 300 постоянно полупьяных немецких и украинских головорезов».

«Травники» были очень жестокими к заключённым и убивали по поводу и без – ещё бы: в случае бегства узника охранник подвергался суду, а вот охранник, убивший беглеца, получал награду.

Были у «травников» и развлечения - как же без них? В 1944 году СС организовывало бордели для «инородных» охранников. Дело в том, что часть лагерей находилось на территории Рейха, а «травникам» было запрещено под страхом смерти общаться с немецкими женщинами. А как хотелось, всё-таки молодые! Например, в концлагере Бухенвальд для украинских «травников» из женского концлагеря Равенсбрюк были доставлены польские женщины, принуждённые к проституции.

Были у «Травников» и другие более приятные развлечения. Они были, по сути, хозяевами жизней заключённых, с ними можно было «прекрасно» развлечься. По воспоминанию очевидца, в начале апреля 1945 года в трех лагерях Бухенвальда «Большом», «Малом» и «Карантийном» в глубь Рейха от приближающегося противника стали эвакуировать заключённых, которых накопилось 80-90 тысяч. Стали отбирать сначала евреев, их предполагалось транспортировать поездами, до которых ещё надо было дойти пешком. Война вроде бы заканчивалась, немцы боялись мести и стали очень «гуманными» к узникам – больным, по заверению врача СС, давался транспорт.

Далее рассказ очевидца – дорога на Веймар, где евреев ждали вагоны.

«6 апреля утром всех узников выгнали из ангаров к воротам лагеря. Пересчитав 3 раза, образовали 2 колонны. 16 сотен было в нашем «транспорте», и еще две тысячи - во втором…

Мы вышли из лагеря, как только на двухконной телеге появился штурмфюрер - начальник "транспорта". Колонна была плотно окружена вооруженным конвоем СС. У некоторых охранников были овчарки. Среди конвоиров были и два украинца. Одетые в черное обмундирование они весело переговаривались на своем языке…

...Цепь конвоиров вокруг нас становилась все плотнее, по мере того как сокращались наши ряды.

Уж не знаю: хотели ли украинские конвоиры доказать, что они достойны своих черных мундиров, или оттого, что им скучно стало, но они придумали «развлечение» - натравливать собак на узников, идущих в задних рядах. Подражая украинцам, эсэсовцы тоже стали «забавляться». Из-за этих «забав» в колонне началась паника: люди боялись оказаться в задних рядах и быть искусанными собаками, попасть на тележку (на тележку для больных наваливали неспособных ходить, так что верхние раздавливали насмерть своим весом нижних - прим. автора статьи). Страх гнал каждого вперед, больные и слабые умоляли их не обгонять, не оставлять сзади, но колонна набирала темп, оставляя за собой все больше жертв.

Эсэсовцы были довольны, новинка им понравилась, особенно штурмфюреру. «Патриотам Украины» - тем более... угодили!

Искусанных и упавших, еще живых и мертвых без разбору грузили штабелями на платформу. Грузили все выше и выше, как дрова, в форме пирамиды. И чтобы «пирамида» не развалилась, людей прикручивали к тележке проволокой. Тряслись головы умерших, еще живые жалобно смотрели сверху на идущих в колонне людей.

Когда мы приблизились к деревне, навстречу нам бежали крестьяне и, показывая рукой шарфюреру в сторону зарева от пожара, подались в лес. Издали была слышна канонада, и штурмфюрер первым умчался на своей телеге в этот же лес. Но узники бежать не могли, многие падали от усталости. Эсэсовцы не посмели стрелять по упавшим в лесу. Но украинцы, эти два предателя своего народа, не прекратили даже здесь добивать безоружных, доказывали свою преданность и «героизм», разбивая прикладом винтовки головы лежащих людей, чтобы не осталось свидетелей их «подвигов».

В 1944 г. на один миллион узников приходилось 45 тыс. охранников, из которых 35 тыс. составляли эсэсовцы из «Мёртвой головы», а остальные - главным образом служащие вспомогательных частей, формировавшихся из представителей населения оккупированных стран: полиции и «травников». «Травники» действовали на территории Польши и Рейха.

Кроме охраны лагерей, в апреле 1943 года «травники» участвовали в подавлении восстания и уничтожении варшавского еврейского гетто. В источнике их называют «аскарами», указываются прибывшие из лагеря Травники охранники по национальностям - украинцы, латыши, эстонцы, словаки и хорваты.

Операция по уничтожению варшавского гетто, в ходе которого и произошло еврейское восстание, началась 18 апреля. Для участия в операции немцы выделили 2000 человек из СС, 234 немецких жандарма, 367 польских полицейских, 337 «аскаров», 35 гестаповцев, а, кроме того, еще саперов и артиллеристов из гарнизона, дислоцировавшегося в Варшаве. В польской части Варшавы на всякий случай было поднято по тревоге еще около 7000 полицейских и эсэсовцев, а в Варшавском дистрикте приведено в боевую готовность до 15 000 человек.

В конце 1944 года часть подразделений «травников» из украинцев влилась в 14-ю гренадерскую дивизию войск СС, другие продолжали оставаться в ведении РСХА вплоть до окончания войны.